Х — харрасмент

 

Харрасмент? Да пожалуйста, расскажу. Тихо! Слышите звук? Дверь хлопнула. Это вышел срок давности моих личных воспоминаний. Тридцать лет. Садитесь, чем бог послал, я вам расскажу, как был жертвой. Вы видите, что огромная моя личность живет в довольно небольшом организме, поэтому, когда мы говорим о насилии, то имеем в виду не я кого-то, а кто-то меня, это элементарная физика поведения живых тел. У меня была девушка, которая однажды принесла меня на руках с первого на девятый этаж общаги, и это не она походила на автопогрузчик, а я весил меньше, чем должна весить мужская особь. И дальше речь о совсем другой девушке.

Которая походила на автопогрузчик, что да, то да. Звали ее, как вы понимаете, N. И ночь была не простая, а новогодняя. И слегка траурная. Потому что Женя ходил в соседнюю общагу добиваться любви от чудесной восточной девушки с огромными глазами, не добился и вернулся со щитом в жопе. И решил застрелиться из бутылки. Что оказалось очень легко. Во дворе между общагами пироманы устроили превентивный салют, и все побежали смотреть и нюхать. А Женя остался в комнате с налитыми рюмками и разложенными курями. И просто пошел по часовой стрелке вдоль, выпивая и надкусывая, как делают печальные мудаки. Когда все вернулись, Женя уже без сознания плясал в углу сам с собой, и грустное выражение его личика сменилось добрым растительным. Потом были куранты, пробки, шампанское по рублю ведро и самогон со всех концов света. А потом пришла N. Женя не помнит, ему рассказывали. Как она сделала руки горизонтально, погрузила Женю и понесла его к себе в норку. Раздела, уложила, разделась, села и попыталась выкачать из Жени немного плотской любви. Которой в Жене не было ни грамма, ни сантиметра. В иных обстоятельствах Женя давал иные результаты, все-таки 2 сломанных кровати при своем весе 62 и весе супруги 49 — это вполне неплохо. С другой стороны, попасть под пьяный неутомимый отчаянный женский автопогрузчик и выжить — тоже неплохой результат. Женя помнит. Как что-то большое с длинными черными волосами вдруг перестало его убивать и слезло с него и с дивана на пол. Слышите звук? Хорошо, что не слышите. А Женя до сих пор помнит. В том углу, где присела N, лежали Женины носки, и воду из своего радиатора она сливала точно на них. Не знаю, была ли это месть. Но она была ужасна. Хотя и вполне понятна. Сгребя одежду, Женя раскланялся о стену и дверь и под громкое журчание поголожопил на выход.

Внутренний птичий компас не подвел, проснулся Женя у себя в комнате, но намного позже других. Повернулся. И увидел лица своих товарищей, самые охуевшие лица, какие физически могут быть. Встал и подошел к зеркалу. Кто ты, синий человек с огромными фиолетовыми губами, не пизди, зеркало, такой расы на Земле нет. Ты даже не негр, ты некр. Тебя до полусмерти избила губами женщина, она была пьяна, но ты был пьянее, и у нее не вышло вычленить и поругать твою честь. Твои плечи и грудь цвета свежей милиции, диванные валики твоих губ говорят о том, что она очень старалась. Но не смогла. Потому что некрасивая женщина и мало водки — это одно, а много водки в маленьком печальном мужчине — это совсем другое.