Скажи мне лиаз, и я скажу тебе паз

 

Вот эти люди, которые придумывают дизайн российских автобусов и трамваев — их не рожала мать. Они сделали друг друга из послеоперационных остатков. А потом из такого же мусора стали делать для нас автобусы и трамваи. Главный принцип советского и русского общественного транспорта: входят люди, выходит фарш. В автобус в среднем помещается 70 человек. Их надо всех обеспечить. То есть, когда он тронется с места, каждый, включая водителя, должен обо что-то разбить лицо. А каждая дверь должна прищемить и надежно держать двоих. При этом сам автобус должен греметь сильнее, чем орут люди. Какой-то неизвестный гений придумал и главный принцип русского промышленного дизайна — все отверстия должны быть намного шире вставляемых в них болтов. Чтобы все гремело и лязгало. Чтобы каждая поездка казалась последней, под вой родственников и оркестр. Максимум соответствия — трамвай Усть-Катавского завода пассажирских гробов. Сейчас пришла западная мода. Огромные шведские автобусы с большими мягкими креслами, подлокотниками для ног и подставкой под подбородок. Так и загордиться недолго. А вот раньше дизайнеры учитывали особенности нашей культуры. Был такой автобус ЛиАЗ-677, самый распространенный, у него была задняя площадка без сидений и маленьким огороженным вольером на одного. Кондукторша еще кричала «Задняя площадочка, передаем за проезд или я за себя не отвечаю!» Там люди ехали стоячим брикетом. Как вспомню — сердце медом обливается. Мой автобус. Моя Родина. Меня ведь случайно в давке на передней площадке зачали. И через девять месяцев выдавили на задней.