Воцеловление крайних губ, ч. 1

 

Его сиятельство бриллиантами князь Ротенжоп-Оптоволоконский шагнул к трону, уронился на колено и подал государю заявку. Государь долго думал, которым щупальцем взять, не решил, заснул с открытыми глазами, продолжая гладить обнявшего ногу плюшевого медведя. К повисшей в воздухе бумаге неторопливо приблизилась крестная младогосударыня, приставила к очкам тяжелый маршальский лорнет, прочла вслух.

— Прошу тебя, всея нефти, газы и многия тополи со искандеры царь, дозволить строить таврический мост лишь с одним перилом, поелику на второе перило доска покурвлена отсыремши, и с количеством вышел незнамо чьей вины проебон.

Кивая каждому произносимому слову, князь улыбался тройной улыбкою рта и складок. Державшая лист рука его дрожала столь хитрым адресным образом, что крестная младогосударыня узрела в дрожи не усталость, а трепетание перед нею. Смягчилась. Выбросила из-под платья комок навозу, вздохнула. Сказала, как всегда, кратко. Слово это во дворце уже тридцать лет произносила она одна. После чего рынды за троном легонько и однократно покачивали государя, подтверждая распоряжение регентши.

— Дозволяю.

Подскочив на положенные полметра, князь клекотом изъявил благодарность и стремительно упятился из покоев. Обычай строить таврический мост был древний, восходящий еще к четвертой, домонархической каденции государя. Всего их было возведено более сорока, и более месяца они не стояли, акцент делался на молодцеватость и скорость стройки.

Младогосударыня взяла у медведя айфон, поставила беззвучный режим, вернула, щелчком сухих пальцев выключила умные люстры. С тех пор, как государь был вторично мумифицирован и объявлен правящим символом, церемонии хождения, выглядывания в окно и появления на балконе были отменены. Но вечный сон его на посту стал главной духовной осью, вокруг которой медленно крутилась страна. По настоянию министров пропаганды государя то и дело апгрейдили, добавляли конечностей, глаз, ушей, ставили вибромоторы, даже продули один раз в аэродинамической трубе, имитируя полет над равниной — Пихалков снял отличный фильм «Живой среди других». Но по требованию патриархов все это демонтировалось, фильм запрещался, а Пихалкова отлучали от потоков и заставляли каяться в проруби. Не казнили его по единственной причине: именно он, светлая башка, придумал добавить государю вторую голову и священный титул — Стерхиоптерикс Всея Руси.