Лытдыбр

Корова была прекрасна. Ее огромные глаза хлопали громче, чем мои ладони, когда говяжий конюх вел ее по подиуму ко мне. У нее было имя из пяти слов, фон, дем, цур зее и Бубенцоллерн в конце. Ее забили под салют и разделали серебряными ножами под Вагнера. Стейк из нее мне подал холоп, когда-то бывший пресс-секретарем Путина. Chateau Lafleur к нему налил железнодорожный генерал-лейтенант, бывший шубье Якунина, мой нынешний лейб-сомелье, большой знаток вин, мехов и грехов. Обычно я ем под групповой стриптиз и оркестр в малом зале, затем ухожу курить и пердеть в большой. Но сегодня ужинал на трибуне, специально сделанной для этого случая, на вертолетной площадке, куда пришла охрана и дворня. Сам вымыл потом тарелку на кухне. Позвонил в колхоз, где вырастили корову, поблагодарил председателя, дал вольную пастуху, который за ней ухаживал. Поспал. Позвонил Игорю Ивановичу на яхту, поздравил спиздисятилетием средств, проведенных на посту через различные фирмы. Он умный человек, я многому хотел бы у него научиться. И прежде всего тому, как зализывать врагов насмерть.

KMO_154125_00573_2_t210_170213